Gaallo
Как мы снимали Vampire Hunter D: Bloodlust


"Теперь берём всё то, что снять успели,
И делаем порнушный детектив!…"

С.О.Рокдевятый

Introduction.

    Прошло несколько лет после достопамятных событий, известных по Vampire Hunter D: Bloodlust. Точнее, произойти-то они произошли, но известными ещё не стали. Чтобы это исправить (или самим не забыть, поскольку писателей среди них не нашлось, а с течением времени происшедшее обрастало поистине невероятным количеством подробностей… ^_^…) непосредственные участники решили увековечить столь важную историю и снять фильм «по горячим следам».
    Сначала инициатора этого проекта – Шарлотту – чуть не задушили в объятиях – всем страшно хотелось увидеть на экране свои героические похождения (а ещё все были очень удивлены тем, что в эту кудрявую почём зря голову могла забрести столь неплохая мысль…). Объединённые общим энтузиазмом, люди, вампиры и барбароиды принялись писать сценарий. Задолго до конца первого абзаца выяснилось, что одни и те же события каждый из их непосредственных участников помнит совершенно по-разному. Приостановив работу над сценарием, принялись определяться с жанром будущего блокбастера. Шарлотте хотелось съёмку свадебного путешествия в лучших традициях женских романов, барбароиды настаивали на чём-то вроде «X-Men» с одновременным выпуском комиксов про них, любимых, братья Маркусы требовали продолжения «Блэйда», против чего моментально ополчились Мейер и призрак Кармиллы, а так же Лейла, протестующая против откровенной безвкусицы. Кармилла требовала изменения финала и всё время пыталась шёпотом выяснить у Мейера, как ему удалось спуститься с небес обратно на Землю. Мейер держал лицо и отвлекал Шарлотту, которой, видимо, очень хотелось поделиться впечатлениями. Нолт постоянно что-то бухтел про Ангелов, почему-то третье пришествие и Терминатора, но на него никто не обращал внимания. D не участвовал во всеобщей свалке. Заявив о своём нежелании сниматься в этой ерунде, он попытался уехать, в ответ на что Лейла пригрозила отдать главную роль Сайе. На лице D не отразилось ничего, он просто сел на стул в уголке и принялся терзать банджо. Правда, Рука пытался-таки внести посильный вклад в работу над сценарием, но из-под загодя надетой перчатки ему это удавалось плохо.
    Через месяц препирательств, ругани и выяснения, кто кому барбароид, участники съёмок сошлись на том, что стоит писать объективно. При взгляде на главного героя, успевшего врасти в землю, решимость улетучивалась на глазах. Над сценарием завис призрак «Беспечного ездока» в пост-ядерном варианте.
    Объективность давалась тяжело. После длительных мучений удалось восстановить последовательность событий, хотя группы и отдельные участники периодически продолжали тянуть на себя одеяло. Через полтора месяца сценарий был закончен, хотя все и каждый были им недовольны – кроме D, мнение которого осталось неизвестным.
    Силами барбароидов достав где-то камеру, сценарная группа превратилась в съёмочную. Как управляться с камерой, не знал никто. Через неделю вождений хороводов вокруг шайтан-коробки Лейла вспомнила про дедушку-изобретателя и бросилась за ним. Дедушка оказался любознательным и не без интереса приехал посмотреть на это занятное предприятие и принять в нём участие, по пути чуть не отвинтив единственное колесо лейлиного мотоцикла.
    Дедуля с камерой разобрался быстро. Выяснилось, что она цифровая, поэтому не придётся тратиться на пленку, – которой всё равно не было – но тут же встал вопрос, куда сгонять отснятые дубли. Ещё через несколько дней выяснилось, что для хранения этого добра можно использовать мозги Нолта, но есть опасность системных сбоев и перегрузок. Нолту пообещали, что он увидит фильм первым; андроид согласился, после чего к всеобщей радости начались съёмки.
    C горем пополам отсняв первую половину фильма, героически преодолевая постоянно возникающие трудности, съёмочная группа добралась до сцены на мосту.


Part 1.

    Гров пытался под шумок доесть свистнутую где-то калорийную булочку. Диета, на которую его посадили для большей достоверности, довела его до того, что у него начались припадки – в этом живом скелете пробуждалось дикое желание отъесть недостающие калории от того, кто по недосмотру оказывался ближним. Как говорится, возлюби ближнего к тебе, как желудок – сытный ужин… Сначала Лейла попробовала подсунуть Грову кальян, заправленный чем-то, уменьшающим аппетит, но Гров начисто сгрыз мундштук; потом «осенило» Мачилу, и он приволок откуда-то коробку жвачки. Первые два часа они седели рядышком и жевали в три рта, но жвачка, видимо, только усугубила и так плачевное состояние Грова. Остальная группа услышала сначала жалобную желудочную трель, затем душераздирающий скулёж волчьей пасти Мачилы и мат из его собственного рта, после чего недожёванная коробка бубль-гума была торжественно спущена с моста в реку покусанным оборотнем. Тем же вечером Лейла обратила внимание на отсутствие обычного лягушачьего концерта. При рассмотрении берега в бинокль выяснилось, что местные земноводные способны вместо привычных трелей испускать только пузыри из жвачки.
    В дальнем углу Кайл и Каролина обсуждали новинки косметики этого сезона – Кайл деланно завидовал Каролине и громко требовал поменять их ролями – он-де фанат боди-арта. Судя по гробовому молчанию остальных, желающих расписывать Кайла не нашлось. Каролина пообещала ему остатки зелёной краски для волос по окончании съёмок, Кайл расцвёл и принялся подпиливать ногти пилочкой.
    Мейер Линк, по случаю яркого солнца – в солнцезащитных очках в стиле шестидесятых – сидел в шезлонге под тентом. В его руках была открытая пудреница Шарлотты; вампира искренне забавляли отражающиеся там очки, парящие в воздухе на фоне залитого солнцем пейзажа.
    Нолт в майке «I love EVA» и силовым кабелем, торчащим из шеи и тянущемся к электроподстанции, сидел, привалившись к перилам моста – в его мозгах ковырялся дедушка-изобретатель. Дедушка тихо костерил Windows 12.000 Millenium, вызвавший во время последнего дубля с Нолтом сдвиг по фазе у последнего, в результате которого андроид вспорхнул на танк братьев Маркусов и немузыкально воспев «…when Angels deserve no die!”, сиганул вниз. Нолта успел поймать зубами за ногу Гров, у которого опять приключился припадок голода, и он молниеносно среагировал на пролетающую мимо его оконца тушу. Впоследствии, правда, оказавшуюся несъедобной, да и окно было зарешёчено…
    Лейла лениво читала сценарий. Похоже, он мало её занимал, и она столь же лениво спросила:
    – Господа, как думаете, как мы будем снимать эпизоды с Кармиллой? D же её уже…
    – …Ухрючил, – закончил за неё Боргофф, ковыряя в зубах ножом.
    – Хамло! – высказался Бенге из-под танка, но вылезать не стал – он каждый раз громко сообщал, что солнце ему вредно. Боргофф вслепую запустил в него консервной банкой.
    – По слухам, недавно где-то посреди пустыни откопали старый компьютер. Silicon Graphics называется, кажется… – вставил Кайл. – Вроде как творил чудеса компьютерной графики… давно, правда. Последний проект назывался что-то типа «Властелин овэц». Ни одной овцы, зато, судя по скриншотам, сплошные барбароиды…
    – Что подтверждает длинную историю нашего народа, – ответила Каролина.
    – А вот лично мне кажется, что это был наезд… – задумчиво начал Бенге.
    – Мы вообще сегодня снимать будем? Где товарищ герой-любовник? – перебил его Боргофф.
    – Товарищ? – Бенге вопросительно помахал партбилетом.
    – Герой? – хмыкнул призрак Кармиллы.
    «Любовник?» – подумал с сожалением Мейер.
    – Его с утра не было. Как и Шарлотты, впрочем, – заметила Лейла.
    Повисло молчание. Пока над мостом летал Ангел с трёхзначным номером, а в семье шерифа ближайшего городка жизнерадостно нарождалось пополнение, собравшиеся проникались ощущением подставы.
    – Ну, если так, то я пошёл обедать, – сказал Гров и попытался удрать.
    – Пожалуй, стоит им позвонить, – Каролина легко поймала его за штанину.
    – Хорошая идея, – согласился Мейер и достал мобильник. Найдя в памяти номер D, принялся ждать. Трубку долго не брали.
    – Сорок третий полицейский участок слушает, – сквозь треск наконец отозвалась трубка.
    – Я бы хотел переговорить с D. («Он опять где-то превысил скорость… Или снимал с дерева котёнка в неположенном месте…»)
    – Это я. Роуз, если это ты, то почему Вас нет на работе?
    Мейер помолчал, предпочтя не говорить, что на работе-то именно он.
    – Похоже, я ошибся. Не будете ли Вы так любезны сообщить мне, куда я попал?
    – Сорок третий полицейский участок, Нью-Йорк, – удивился оппонент.
    – Чрезвычайно любопытно… Большое спасибо, всего хорошего, – Мейер выключил телефон и задумался.
    – Ну? – поинтересовалось несколько голосов. Мейер пересказал содержание разговора.
    – Я ошибся номером. Хотя он значился под именем “D”.
    – Дай я попробую, – протянул руку Кайл. Мейер передал ему телефон.
    На этот раз трубку подняли быстрее.
    – Здравствуйте, – сказал черноволосый голос с китайским акцентом.
    – Можно D?
    – Чем я могу быть Вам полезен? – поинтересовались там после секундного молчания. – Быть может, Вы ищете какое-то необычное животное?
    – Да, очень редкое. Дан-пил называется. Зовут D.
    – К огромному сожалению, я вынужден Вас огорчить. Может быть, я могу Вам предложить кролика или русалку?
    Кайл стёк с лица.
    - Я попал… Куда я попал?
    – Вы попали в зоомагазин графа Ди.
    – В Нью-Йорке?…
    – Точнее, в Чайна-Тауне города Нью-Йорка.
    – Итить… Спасибо. – Кайл вздохнул и отключил мобильник. Окружающие смотрели на него с интересом. Мейер улыбался.
    – Неправильный китайский зоомагазин, торгующий неправильными барбароидами. И всё! – Кайл сунул телефон Мейеру.
    – Где этот магазин? – облизнулась Каролина. – Где этот концлагерь???
    – Это не концлагерь, это у кого-то шутки дурацкие… – заметила Лейла. – Можно я попробую?
    Мейер протянул ей телефон. Лейле удалось, кроме предыдущих двух D, найти нужного. Под именем dan-peal D.
    Не успела она набрать последнюю цифру, как трубка заорала диким голосом Руки:
    – Абонент временно не отвечает!!! А так мы скоро будем, – после чего пошли короткие гудки.

    Прошло полчаса. Мучимая бездельем группа морально разлагалась в меру таланта каждого из отдельных индивидов. Боргофф виртуозно храпел в танке. От такого пролетарского проявления здорового духа&тела у Мейера моментально разболелась голова, и он ушёл спать в свою карету. За ним увязались мысли о сходстве Шарлотты и D, обеспечив вампиру кроме головной боли ещё и мучения другого рода. Барбароиды, уйдя с моста на дорогу, играли во фрисби запасной шляпой отсутствующего охотника. Дедушка-изобретатель резался с мозгами Нолта в четырёхмерный морской бой. Ничто не предвещало беды.
    – Мейер, а Мейер? – спросила Лейла, сидя на полу кареты рядом с гробом. – Как думаешь, что случилось с D?
    – Не знаю, – голос вампира из-под приоткрытой крышки заглушался шуршанием веера: Мейер изрядно страдал от жары. – Сколько его знаю – не помню случая, чтобы он так опаздывал.
    – Хотя, даже если он приедет, для следующей сцены нужна Шарлотта…
    Мейер не успел ответить. С улицы донёсся голос Кайла:
    – Лейла! Поди сюда!
    "Опять кроссворд решает…" – подумала Лейла и высунулась наружу.
    – Чего тебе?
    – У меня вопрос и констатация факта. Начну с вопроса – как называется пила из восьми букв?
    – Жена, – не задумываясь ответила Лейла.
    – Не подходит... В слове "жена" четыре буквы.
    – Впиши два раза, придурок. Что за констатация?
    – Посмотри-ка туда… – протянул рыжий. – Кажется, мы сегодня таки будем работать.
    – МИНУТНАЯ ГОТОВНОСТЬ! – взвыла Лейла. Сквозь плывущее от жары послеполуденное марево проглядывал силуэт приближающегося всадника.
    Храп Боргоффа резко оборвался; послышался сочный удар и громкий мат. Боргофф вылетел наружу, потирая шишку, рявкнул на Лейлу и смешался с общей толпой. Заваленный мусором мост в течении минуты был расчищен и превращён в съёмочную площадку. Все не занятые в следующей сцене убрались из кадра и заняли места за приборами.
    – Что-то у D лошадь хромает… – заметил дедушка. – И ведёт её как-то странно… Может, у неё масло забродило?
    Силуэт плыл медленно, очень медленно. Шляпа на нём покачивалась в такт вихляющим шагам лошади. Мимо, волоча за собой горячий ветер, тянулись минуты. Наконец всадник вступил на мост.
    Боргофф громко вытаращил глаза, выплюнул сигару и потёр руки.
    – Братцы, сейчас охотиться будем!
    – Какое недоразумение… – протянул Мейер и скрылся в карете.
    Шаркая сапогами, к ним медленно приближался тощий субъект, на плечах которого, скрестив ноги и надвинув на глаза тростниковую шляпу, кто-то сидел. На съёмочную группу смотрели пыльные тёмные очки, надетые поверх свисающих седых клочковатых волос субъекта. Чёрный плащ полз вслед за хозяином, стирая следы.
    Издав боевой клич то ли мартовского кота, то ли умирающего насильственной смертью мотороллера, Кайл бросился к пришельцу, выхватывая свои раскладные ножики.
    – Всё, Москитон, сейчас мы тебя убивать будем!
    Фигура в шляпе покачнулась. Моски остановился и поднял измождённое лицо.
    – Тссс!… Не будите… спящую… И…на…ху…
    – Ку-уда? – взвыл Кайл, но Боргофф вовремя зажал ему рот своей лапищей. Растерянные барбароиды расступились, и Моски, никем более не тревожимый, продолжил свой путь.
    Продержав Кайла, пока Москитон не отошёл не приличное расстояние, Боргофф выпустил его.
    – Ты чего? – оскорбился Кайл. – Оборзел?…
    – Мне в голову пришла грандиозная мысль… – протянул Боргофф, потирая подбородок. – Сколько знаю Москитона, всегда за ним – точнее, на его шее – таскается очередная девица с неприличным именем, а то и тёзка почившей нашей Кармиллы.
    – Время идёт, Инахи меняются, но Моски выглядит по-прежнему плохо, – увернувшись от удара призрачной руки почившей вампирши, продолжил Боргофф. – Может, нам взять у Моски бабок и грохнуть эту дамочку?… Он ж сам от такой жизни загнётся! А когда он оклемается, будет выглядеть поприличней, кто-нибудь нам и за него заплатит.
    – Вам бы книги писать… Про гуманизм и терпимость… – донеслось из кареты Мейера.
    – Всё хорошо, кроме одного, – сказала Лейла. – Насколько я понимаю, стоит нам убить одну из них – как появится следующая. Может, посадить его на абонентское обслуживание?
    – Господа, вы будете смеяться… – сказал у них за спиной Бенге. – Но он, похоже, возвращается.
    – Вот и говорите мне потом, что телепатии не существует… – промычал Боргофф и обернулся.
    Действительно, приближался всадник. Только с другой стороны, оттуда, откуда пришёл Моски.
    – Это не он… – промычал главный Маркус. – Это, похоже, D…

    Всеобщие опасения оправдались. Действительно, это оказался D. Он подъехал, как обычно шагом, спешился и, как ни странно, не поздоровался.
    – Хм, D, у тебя лицо сегодня прямо как по сценарию, такое же кислое… – начал было Боргофф. D вместо ответа сплюнул ватные тампоны.
    – Прошу прощения, задержался у врача.
    – А позвонить ты не мог? – не удержалась Лейла.
    – А ты не пробовала разговаривать под местным наркозом? – влез Рука. – С задубевшей челюстью?…
    – А ты на что?
    – А я из солидарности!!!
    Мейер вздохнул.
    – D, можно тебя на пару слов?
    Охотник кивнул и последовал за вампиром в его карету. Рука исхитрился и показал Лейле язык.
    Закрыв за собой дверь, Мейер предложил садиться. Пока D располагался в кресле, Мейер положил на крышку гроба кружевные салфетки и принялся разливать чай. Поставив чашку перед D, он сел напротив.
    – D, у меня к тебе странная просьба.
    Охотник промолчал.
    – Ты сам видишь, что за время простоя группа совсем обленилась. Если мы как можно скорее не продолжим снимать, вся сделанная работа пойдёт насмарку.
    Во взгляде данпила появился вопрос. Что-то из серии «а чего ты хочешь от меня?»
    – Для съёмок следующего эпизода необходима Шарлотта. Но она заболела… Пусть моя просьба не покажется тебе странной… Что если надеть на тебя её платье и отснять эти несчастные сто метров?…
    Рука уже разинул было пасть, но D потянулся за печеньем, и «полезный паразит» был на время деморализован свежей выпечкой.
    – Я не согласен.
    – D, пожалуйста. Лейла тебя причешет под Шарлотту, лицо потом на компьютере наложим… – видя ответ на лице собеседника, Мейер схватился за голову.
    – Зачем я вообще ввязался в эту авантюру!…
    – Мейер, в последнее время ты стал значительно более нервным.
    – Ты думаешь?
    – Раньше ты был спокойней.
    – Раньше чего?
    Аккуратно поставив чашку на блюдце, D некоторое время искал что-то в недрах плаща, наконец нашёл и, достав небольшой клочок бумаги, показал его Мейеру.
    «… нафиг надо вскл шарлотта в коме зпт есть нечего тчк снимите меня отсюда вскл ваш мейер тчк»
    Красный до корней волос Мейер вскочил на ноги. D тем временем столь же флегматично убрал телеграмму.
    – Это было давно!!!
    – Я не спорю… В этой истории меня всегда интересовал только один аспект – как ты спустился?
    – Стреляли… – Мейер скис и сел на место. – Так что насчёт…
    С улицы донеслись удивлённые и встревоженные возгласы. Мейер замолчал на полуслове и прислушался.
    – Кажись, всадник, с востока, на рысях… – подал голос Рука.
    Подкованные копыта дробно застучали по мосту. В суетившихся сумерках сгустились Макрусы, встречающие гостя с фонарями и оружием на всякий случай.
    – Дядя D! – вечерний воздух сотрясся от почти оперного раската.
    D снова оторвался от чая.
    – Я согласен.

    Через полминуты к стоянке подлетел взмыленный биомеханический конь. Его не менее растрепанный наездник, обвешанный великим количеством амулетов, с крупным крестом на шее и в камуфляже, беглым колобком выкатился из седла и, мимоходом взглянув на Маркусов и барбароидов, решительно направился к карете. Внимательно осмотрев стоящего рядом коня D, он сунулся в карету. Навстречу ему поднялся Мейер Линк с «гостевым» выражение бледного лица.
    – Ээээ… Вы D не видели?…
    – Здесь нет посторонних, – на стене кареты за спиной Мейера метались тени, среди которых не хватало тени хозяина. В дальнем углу, перед зашторенным окном, в кресле сидела фигура в длинном платье и с пяльцами в руках. Выражение лица Мейера не обещало ничего хорошего.
    – Пардон… – парень виновато улыбнулся, покосился на кресло и убрался из кареты.
    – Но конь чертовски похож… – заметил он, шагая к собственному биомеху. Живая часть невозмутимого коня D, к удивлению всех собравшихся, упала в обморок, а механическая впала в ступор.

    – Похоже, он уехал, – констатировал Мейер, высунувшись в окошко. И почувствовал за…тылком, как за его спиной совершили крестное знамение. – Кто это был? Он назвал тебя дядей… Племянник?…
    D вздохнул.
    – Нет. Моё наказание за грехи.
    – М-да… Сходил бы ты на исповедь что ли, если так… Кстати, встань-ка.
    Данпил поднялся из кресла, отложив пяльцы. Мейер тяжело вздохнул – платье Шарлотты охотник натянул поверх кевларового доспеха.
    – Ты неисправим… Мог бы хоть шляпу снять.
    Вместо ответа данпил принялся молча вылезать из платья. Мейер подумал, что Шарлотте бы корму поуже, и был бы D – хотя бы со спины, но жалобный треск платья в плечах отвлёк его от подобных мыслей.
    – Стой! Не смей снимать! Лейла, готовь площадку!… Через пять минут снимаем!!!
    Ответом ему был жизнерадостный мат Маркусов и не менее нечленораздельная радость барбароидов. D окончательно утвердился во мнении, что премного тяжки грехи его.

    – Так, все помнят, что надо делать? – в дцатый раз вопросила Лейла.
    Раздалось согласное мычание.
    – Мейер, горением не увлекайся, потом эффекты наложим. D, ты готов?
    – Морально – нет, – флегматично донеслось из кареты.
    – Ладно, фигня война… По местам! 3… 2… 1… МОТОР!!!
    Нолт устроился поудобней, включилась камера… Маркусы бодро вышли против Мачилы, затянули диалог… и на третье фразе запутались.
    – СТОП!!!
    – Чего не так? – хором спросили актёры, отрываясь от сценариев.
    – Заранее повторить не могли? – заорала Лейла. – Пять минут на повтор реплик!
    – Слушай, может потом звук наложим, а сейчас абстрактно потреплемся?… – поинтересовался Кайл.
    – Ладно, но если с одного дубля не снимем… – лицом Лейла всё больше напоминала Мачилу. Про съёмки сцены с D в роли Шарлотты она вообще старалась не думать. – 3! 2! 1! МОТОР!!!
    Сцена пролетела, как фанера над Парижем – Маркусы и Мачила громко разорялись о своих чувствах друг к другу, попутно изображая вооружённое противостояние на заминированном мосту. Идеально, за исключением необходимости озвучки.
    – Стоп, снято. D, давай отрепетируем то, как Кайл будет вытаскивать тебя из кареты.
    – Не стоит, – ответил Мейер. – Во избежание. Через пару минут снимаем.
    Из кареты слышался напряжённый шёпот. Мейер явно что-то пытался доказать D, который его обламывал односложными фразами. На заявлении вампира «Запомни – ты женщина! Причём влюблённая!!! Веди себя соответственно образу!» послышалась возня. «Только на ближайшие полчаса!!!» – прохрипел Мейер, и возня прекратилась.
    – Щас испортит всё к дальней матери!… – прошипел Боргофф, но его прервал голос охотника.
    – Я готов, можем снимать.

    Такого кошмара Лейла до этого не помнила. Ну кто тянул Мейера за язык, кто просил говорить о естественном поведении влюблённой женщины!!! D явно не читал женских романов… Дубли слились в кошмарную череду донельзя естественных, но диких с точки зрения сценария представлений одного актёра.

    Дубль № 1. По сценарию Кайл должен был вбежать в карету и выволочь оттуда Шарлотту. Вбежав, он долго не появлялся обратно, после чего вышел один и, галантно придерживая дверцу кареты, подал руку «Шарлотте», которая была выше его и сильно шире в плечах.
    Лейла наорала на обоих. (Кайл моментально наябедничал ей на ухо, что он-де пытался выволочь D, но не смог поднять и посему предложил выйти самому… ). Прикинув массу охотника, Лейла сочла претензии Кайла обоснованными и попросила D идти самому и оказывать по дороге сопротивление.

    Дубль №2. Кайл вошёл в карету и незамедлительно по красивой дуге вылетел обратно, после чего вышел D. Судя по лицу, он помнил о сопротивлении, которое должен оказывать, но был удивлён тем, что нападающий так быстро кончился. Теперь мат режиссёрши достался одному D: Лейла громогласно похвалила его за адекватность ситуации, но напомнила, что у Шарлотты бы сил не хватило на такой удар, и попросила впредь к женскому поведению добавить женской силы.
    – Визжать не буду, этого не было в сценарии, – просто ответил D. Лейла схватилась за голову.

    Дубль №3. Кайл устроил истерику, наотрез отказываясь подходить к карете вообще и к «Шарлотте» в частности, рассказывая про какие-то смертельные раны из прошлого дубля и про то, что «я вообще его боюсь!».
    Каких бы то ни было ран Лейла на Кайле не обнаружила, поэтому знаками ему объяснила кто он такой. Голос она сорвала немногим раньше.
    После команды МОТОР, отданной в виде отмашки осиновым колом, Кайл таки подошёл к карете, вошёл внутрь и – о, чудо! – вышел оттуда со слабо брыкающимся D в охапке. Лейлу было насторожило то, как Кайл косился на карету (откуда Мейер ему знаками объяснял, чтоб не очень усердствовал), но промолчала.
    После нескольких натянутых фраз о погоде и молодёжной моде из кареты появился Мейер. Под лучами заходящего солнца его одежда и кожа начинали тлеть. D подождал, пока Боргофф выскажется и постреляет по вампиру из арбалета, после чего без труда освободился из захвата Кайла, прошествовал в карету и вернулся с огнетушителем, который, видимо, вознамерился применить.
    – Ты в своём уме?… – ошарашенно спросил дымящийся Мейер.
    – Это логично. К тому же, – данпил повернулся к Лейле, – я не поверю, что у Шарлотты не хватило бы сил на обращение с огнетушителем.

    Дубль №4. У D отняли огнетушитель и намекнули, что кроме малого количества сил, мозгов у Шарлотты тоже мало, и до такого бы она не додумалась. После чего в следующем дубле данпил просто сбил Мейера с ног, завернул в его же плащ и потащил в карету, подальше от солнца. Лейла тихо отключилась.

    Дубль №5. Отведя данпила в сторонку, Боргофф рассказал ему всё, что думал о Шарлотте и объяснил, что надо изобразить. У D, видимо, глупости из серии «я умру вместе с тобой» просто в голове не укладывались.
    – Неужели всё действительно было именно так? – только и смог сказать D.
    Боргофф кивнул. После чего дубль отсняли без проблем, но D, судя по всему, начал считать Мейера совсем ненормальным.


    Вернуться в раздел "Юмор"




© 2003 www.nosferatu.ru
E-mail: Алиса


Рейтинг вампирских сайтов РуНета Топ готических сайтов рунета